Андорра может заменить Кипр для российских миллиардов

андорра может заменить кипр для российских миллиардов

Княжество Андорра, расположенное на границе между Испанией и Францией, стало новым местом притяжения российских денег, пишет Русская служба DW.

Банки Андорры, карликового государства в Пиренеях с населением немногим более 76 тысяч человек, открыли в последние месяцы, по данным испанского экономического издания Expansion, сотни счетов на имя россиян, желающих разместить здесь свои капиталы. Эксперты полагают, что Андорра в качестве налогового рая со временем способна заменить состоятельным гражданам России Кипр. Тем более, что российские деньги поступают сюда в основном из кипрских банков.

Тайна вкладов гарантирована

Княжество Андорра живет за счет иностранного туризма, горнолыжных курортов и банков, которых здесь пять. Это Credit Andorra, Banca privada d’Andorra, Andbank, Morabank и Banc Sabadell d’Andorra. Членом Евросоюза княжество не является, но, не имея собственной валюты, использует евро в качестве денежной единицы.

Вкладчики не платят налоги со своих банковских доходов, за исключением граждан некоторых стран ЕС, с которыми у Андорры подписаны соглашения об обмене налоговой информацией. Зато все иностранцы платят от 400-500 евро в год за банковское обслуживание своего счета. Наши финансовые учреждения надежны и гарантируют тайну вкладов, — заявил в интервью DW представитель Ассоциации банков Андорры Франсеск Тарда.

Клиенты фигурируют в банковских документах не под фамилией, а лишь под соответствующим номером. Открыть счет можно за полчаса. При этом банк не требует справок, подтверждающих происхождение ваших денег.

Кроме того, депозит в полмиллиона евро дает право на получение вида на жительство в княжестве, подчеркнул Тарда.

Нашествие

На улицах Андорра-ла-Велья, столицы княжества, в последние месяцы много россиян. И речь идет не только о любителях горных лыж. Многие совершают в Андорру деловые поездки. По андоррским законам, пояснил Франсеск Тарда, для открытия счета необходимо личное присутствие клиента.

Затем на счет можно переводить деньги из любой страны.

В случае с россиянами речь идет в последнее время в основном о Кипре и о миллионах евро, пояснил Тарда. Другой собеседник DW, профессор Мадридской школы бизнеса Андрес Вела Гомес считает, что определенную роль в увеличении потока российских денег в Андорру играет, как он выразился, испанский фактор.

В последние месяцы граждане России, по данным испанского Центробанка, перевели в Испанию со своих счетов на Кипре более 5 миллиардов евро. Центробанк считает, что эти деньги имеют сомнительное происхождение, поэтому в начале марта рекомендовал банкам Испании не принимать переводы россиян с Кипра.

Ну, а Андорра расположена всего в 200 километрах от Барселоны, в районе которой на морском побережье селятся богатые россияне. Так что они, скорее всего, станут размещать свои кипрские деньги в Андорре, полагает профессор. Этот прогноз подтвердил и Франсеск Тарда, отметив, что в Андорре сейчас открывают счета многие россияне, обосновавшиеся в Испании.

Интерес к российским деньгам

Тарда утверждает, что в связи с кризисом на Кипре банки Андорры направили десятки своих эмиссаров на этот остров и в Россию для привлечения российских капиталов. Интерес к ним вызван тем, что приток иностранных денег в Андорру с 2010 года значительно уменьшился.

Под нажимом Евросоюза, борющегося с неуплатой налогов гражданами стран-членов ЕС, княжество три года назад было вынуждено подписать соглашения об обмене налоговой информацией. В частности, с Францией и Испанией, жители которых ранее были самыми активными пользователями андорского налогового рая. С Россией подобной договоренности у княжества нет.

Испанцам и французам, некогда использовавшим Андорру для уклонения от налогов, отныне приходится платить 35 процентов от дохода по банковским вкладам — больше, чем в том случае, если бы они хранили деньги в собственных странах. И это, не считая вычетов за обслуживание счета. Теперь гражданам Франции и Испании хранить деньги в Андорре стало невыгодно и они закрыли свои счета, заключил профессор Вела Гомес